в чем смысл евангелиона кратко

Полное объяснение сюжета Evangelion

Продолжаете, должно быть, праздновать юбилей аниме Neon Genesis Evangelion? И правильно делаете! «Евангелион» — это произведение, каких мало. Такие появляются даже реже, чем раз в поколение. Поэтому этот сериал заслужил того, чтобы празднества в его честь продолжались целую неделю. Однако, к сожалению, есть немало тех, кто либо намеренно пропустили сериал мимо себя, либо не оценили его по достоинству, потому что не поняли его.

Не будем утруждать вас философским анализом сюжета Evangelion — для этого есть «Дом игральных костей» и Wisecrack. Для многих сюжет «Евы» непонятен и без углубления в её многослойные отсылки на Сёрена Кьеркегора, Артура Шопенгауэра, Зигмунда Фрейда и прочих классических философов. «Евангелион» мало что объясняет прямым текстом и многое говорит намёками и символами.

Поэтому если вы не поняли что-то в сюжете «Евангелиона» или боитесь браться за сериал, опасаясь чего-то не понять, то мы представляет вам полное сюжетное объяснение аниме Neon Genesis Evangelion. Разумеется, не без больших сюжетных спойлеров — а как вообще иначе можно?

В начале Бог сотворил небо и землю

В основе сюжета «Евангелиона» — сильно видоизменённая мифология из Ветхого Завета и иудейских апокрифов. В основном Neon Genesis Evangelion опирается на базовые понятия из христианства и каббалы, нередко сочетая их (Джованни Пико делла Мирандола, впрочем, такой синтез официально одобрил). В то же время местами авторы достаточно вольно обращаются с первоисточником — никто из них не был специалистом по христианской теологии или иудейскому мистицизму, так что удивляться здесь нечему. Но перейдём к сюжету.

Главную роль в повествовании «Евангелиона» играют Адам и Лилит — первые Ангелы и прародители жизни на Земле. Ангелами в «Евангелионе» называют монструозных гигантских существ, имеющих способность к проецированию АТ-поля. Каждый Ангел имеет уникальную форму: некоторые из них более человекоподобны (Адам, Лилит, Сакиил), другие подобны реальным животным (Самусиил — змея, Гагиил — рыба, Сандальфон — скат, Маториил — паук, Ариил — птица), некоторые бесформены (Бардиил и Игуил), а некоторые и вовсе выглядят как абстрактные геометрические фигуры (Рамиил и Лелиил). В дизайне некоторых ангелов используется множество человеческих глаз (Лилит, Маториил, Сахакиил) — прямая отсылка на описание ангелов в Книге пророка Иезекииля.

%D0%BB%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D1%82

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

Тела Ангелов состоят из «твёрдого света», а некоторые из них и вовсе люминесцируют (Адам, Ариил, Алмисаил). Но при этом у них также есть кровь и некоторое подобие костей, иногда принимающее форму масок (у Лилит, Сакиила, Израфила или Зеруила). Но при всём этом физическая оболочка Ангелов не столь важна. Ангелы могут менять свою физическую форму произвольным образом благодаря мощным АТ-полям. Физические тела Ангелов отражают их психологическое состояние. Чем они абстрактнее, тем меньше разумы этих Ангелов имеют общего с человеческим.

«АТ-поле» означает «Поле абсолютного страха» (англ. Absolute Terror Field). Своим собственным АТ-полем обладают все существа во Вселенной — это некий метафизический барьер, отделяющий одни души от других. У людей и животных АТ-поле слабо и отвечает лишь за сохранение в целостности их физической формы — при разрушении АТ-поля человека его тело обращается обратно в первичный бульон, из которого происходит вся органическая жизнь на Земле. АТ-поля Ангелов намного сильнее и способны проецировать непробиваемый силовой барьер, который не пропускает никакой урон.

Как уже было сказано, первыми Ангелами являются Адам и Лилит. Адам существовал на Земле с момента возникновения планеты, тогда как Лилит прибыла туда заметно позже, в результате т.н. Первого Удара — столкновения Земли с гигантским планетоидом Чёрная Луна, являвшимся вместилищем Лилит. В результате этого столкновения, кстати, возникла Луна обычная.

Адам и Лилит в некотором роде конкурируют за среду обитания. Каждый из перворожденных Ангелов хочет заселить планету своими потомками, однако жить вместе потомки Адама и Лилит не могут. Первые Ангелы являются носителями друг разных Плодом Эдема: Плода Жизни и Плода Познания. Первый принадлежит Адаму — его потомки подобны ему самому и наделены бессмертием и мощными АТ-полями. Плод Познания же принадлежит Лилит — её потомки смертны, слабы, но также являются социальными существами, ориентированными на коммуникацию (тогда как Ангелы одиноки в своём бессмертии).

Несложно догадаться: потомки Адама — это и есть все остальные Ангелы, а потомки Лилит — это вся органическая жизнь на Земле и, в частности, человечество, называемое лилим. В иудейской мифологии Лилит была первой женой Адама, которая отказалась подчиняться мужу и была превращена Богом в ночную демоницу. От Адама или (по другой версии) Сатаны Лилит родила лилим — ужасных демонов, населяющих ад.

Так или иначе, но в конфликте между Лилит и Адамом за обладание планетой победила Лилит. Адам впал в спячку во льдах Антарктики на долгие миллионы лет, предварительно засеяв планету несколькими яйцами с зародышами будущим Ангелов. Лилит же породила жизнь на Земле, так как её кровь (LCL) стала первичным бульоном. Дав начало новой жизни, Лилит и сама в итоге впала в спячку на миллионы лет, а созданная ею жизнь эволюционировала, пока не дала начало человечеству.

Казалось бы, причём здесь масоны?

По прошествии миллионов лет эволюции возникло человечество. И не просто возникло, а преуспело в развитии. И даже слишком преуспело — развитой мозг и сознание познакомили людей с такими вещами, как экзистенциальный кризис, социальная тревожность, депрессия, одиночество и так далее. В результате люди начали искать избавление от страданий в самых разных вещах, а некоторые из них даже придумали для этого религию.

Важнейшую роль в сюжете NGE играет Seele — тайный религиозный орден, который ставит своей целью избавление всего человечества от страданий и восстановление божественной гармонии, предшествовавшей возникновению жизни. Долгое время планы Seele не сходили с мёртвой точки, но им удалось добиться небывалого политического влияния. После Второй мировой войны Seele учреждают ООН и с тех пор закулисно контролируют всю мировую политику — в лучших традициях иллюминатов и масонов.

В определённый момент Seele добывают Свитки Мёртвого моря — реальную, кстати говоря, археологическую раскопку из Израиля. В нашей скучной действительности Свитки Мёртвого моря (или Кумранские рукописи) — это свитки с текстами из Ветхого Завета, принадлежавшие некогда иудейской секте ессеев (кумранитов). В «Евангелионе» же Свитки Мёртвого моря также содержат информацию о том, откуда произошла жизнь на Земле и как можно откатить её обратно в состояние предвечного единства жизни и смерти.

Благодаря Свиткам Мёртвого моря, Seele находят во льдах Антарктики спящего Адама. Впрочем, не исключено (и даже более вероятно), что Свитки Мёртвого моря в NGE — это не аналог израильской находки. Мёртвым морем в NGE называют не только одноимённое озеро в Израиле (точнее, само озеро в аниме даже не упоминается), но и море из крови Адама, оставшееся на месте Антарктиды после Второго удара. Так что, вероятнее всего, и Свитки, и Адама Seele нашли на Южном полюсе, а не на родине Иисуса Христа.

С помощью Свитков Мёртвого моря Seele создают план по Комплементации Человечества — слиянии всех людей в единое богоподобное существо, что в теории должно избавить людской род от бессмысленных страданий, одиночества и прочих тягот жизни. Но для реализации своего плана Seele необходимо пробудить Адама и остальных Ангелов от многолетней спячки, а затем уничтожить их одного за другим.

На рубеже II и III тысячелетий от Рождества Христова Seele проводят «контактный эксперимент» — помещают в Адама человеческое ДНК. В результате на короткий срок Первый Ангел пробуждается, но его удаётся ввести в новую спячку с помощью Копья Лонгиния — найденного в Антарктике же особого артефакта, предназначенного для разрушения АТ-полей. Физическое тело Адама регрессирует до состояния эмбриона, тогда как душа Ангела оказывается помещена в тело человеческого клона. Так был рождён один из центральных персонажей сериала — Каору Нагиса.

Однако короткое пробуждение Адама не осталось без серьёзных последствий. Этот инцидент был прозван Вторым ударом, а его официальной причиной было объявлено столкновение с астероидом. В результате на месте Антарктиды появляется то самое Мёртвое море — море из крови убитого Ангела. Землю ожидают несколько лет катаклизмов и глобальное изменение климата. Примерно половина человечества погибает от последствий Второго удара. А мир после катастрофы окончательно оказывается в руках Seele.

Чтобы быть во всеоружии, когда проснуться Ангелы, люди создают Евангелионов. Технически они представляют собой генетических клонов Адама и Лилит, облачённых в механическую броню, придающую им вид человекоподобных роботов. Дизайн мех был навеян японскими демонами-людоедами они, что должно лишь подчёркивать их инфернальную роль в конфликте против Ангелов.

Но Евангелионы являются лишь бездушными оболочками — телами без душ. Чтобы мехи могли проецировать АТ-поля, им нужны души. Напрямую в сюжете раскрываются личности двух доноров душ для Евангелионов: Юй Икари и Кёко Цеппелин — матери главных героев Синдзи и Аски. Обе принимали участие в эксперименте по синхронизации человеческого сознания с сознанием Евы, после чего мехи поглотили их души.

Душа Юй была поглощена целиком с её телом — она фактически растворилась внутри ядра Евы. Кёко пережила свой эксперимент, но её сознание оказалось расщеплено. Та её часть, что содержала материнские чувства к дочери, оказалась заперта в мехе, тогда как физическое тело Кёко продолжило существовать, но уже в полубредовом состоянии.

Созданием Евангелионов занималась организация Gehirn, впоследствии переименованная в Nerv. Поиском же кандидатов для пилотирования мех занимался институт Marduk — подставная организация, за которой скрывается всё тот же Nerv. Коспирация такая нужна затем, чтобы скрыть тот факт, что никакого отбора пилотов не существует. Потенциальные пилоты Евангелионов — это одноклассники Синдзи, каждый из которых потерял мать. Так, аниме прозрачно намекает, что души матерей одноклассников Синдзи заперты внутри других Евангелионов.

Чтобы пилотировать Евангелиона, пилотам необходима синхронизация. Добиться её можно только поместив в меху ребёнка женщины, душа которой находится внутри Евангелиона. Крепкая эмоциональная связь женщины со своим ребёнком и создаёт синхронизацию пилота и его мехи. А она, в свою очередь, позволяет им проецировать АТ-поле и таким образом уничтожать Ангелов.

Моя команда по спасению моря: нытик, бревно и стерва

Центральное место в сюжете занимают три пилота: Синдзи Икари, Рей Аянами и Аска Лэнгли Сорью. Все трое — подростки с трудностями в завязывании эмоциональных связей и кризисами идентичности. Все трое — глубоко несчастны и травмированы. И все трое не видят в своей жизни никакого смысла, кроме пилотирования Евангелионов. Со временем к ним добавляются Тодзи Судзухара и Каору Нагиса, но они не столь долгое время носят на себе форму пилота.

Синдзи является сыном Гендо Икари — руководителя Nerv и доверенного лица Seele. Как и его сын, Гендо не умеет проявлять чувства по отношению к другим людям, из-за чего большую часть жизни он был одинок. Единственным человеком, который проявил к Гендо любовь и заботу была Юй — мать Синдзи. Предполагается, что Юй является дочерью одного из членов Seele и с организацией Гендо познакомился именно благодаря жене. Однако целью его отношений с Юй было вовсе не продвижение по карьерной лестнице. Хоть Гендо и привык использовать других в своих эгоистичных целях, Юй была единственным человеком, которого Гендо искренне любил, и чья потеря оставила на его душе глубокий след.

Гендо также любит и своего сына, но совершенно не умеет проявлять эту любовь. Поэтому он предпочитает дистанцироваться от него и проявлять себя в отношениях с ним холодно и отчуждённо. После смерти Юй Гендо бросает Синдзи, чем оставляет сына с психотравмой и острой боязнью быть брошенным. В итоге Синдзи был воспитан дядей и тётей и практически не виделся с отцом вплоть до старта событий NGE.

Вторым пилотом является Аска. Внешне она — полная противоположность Синдзи. Она активна, упряма и целеустремлёна. Но в действительности Аска также остро переживает потерю матери, хотя её история здесь даже несколько более драматична. Как было подмечено ранее, мать Аски не потеряла физическую форму после поглощения частицы её души Евой. Однако она помешалась и перестала признавать в Аске собственную дочь, что уже заметно ударило по психике маленькой девочки.

Кёко начинает заботиться о тряпичной кукле вместо Аски, а отец девочки начинает уделять ей всё меньше внимание и находит себе новую пассию. В конце концов, мать Аски совершает самоубийство, «убив» при этом и тряпичную куклу, которая символизировала для неё Аску. Маленькая девочка становится свидетельницей этого, что наносит ей столь же непоправимую психотравму, что и у Синдзи.

У Рей на их фоне нет столь же травмирующего прошлого. Отчасти потому, что у неё вообще нет прошлого. Рей — холодная пустышка, безэмоциональная кукла. Точнее, она только кажется такой на первый взгляд. У Рей есть чувства, но она совершенно не понимает, что ей с ними делать, так как эти чувства ей чужеродны. Рей — не человек, а Ангел в человеческом теле.

Как душа Адама была заключена Seele в теле Каору Нагисы, так и душа Лилит была заключена ими в теле Рей Аянами. Само же тело Аянами является генетической копией Юй Икари. Именно поэтому Гендо проявляет по отношению к Рей гораздо больше заботы, чем к собственному сыну, а самого Синдзи Рей непонятным образом привлекает. Да, в «Евангелионе» полно отсылок на фрейдизм и психоанализ, в том числе и на Эдипов комплекс.

Но в отличие от Каору, который сохраняет память о своём ангельском происхождении и истинной природе, Рей не помнит того, что является Ангелом. Поэтому для неё непонятны человеческие чувства, которые учит её испытывать Синдзи. И поэтому сам Синдзи в определённый момент становится для Рей центром её вселенной.

Каору вмешивается в сюжет в самый последний момент. Seele отправляют его в Nerv, чтобы перейти к запуску Комплементации Человечества. Не до конца понятно, должен ли сам Каору быть тем, кто запустит этот процесс, либо Seele планировали принести его в жертву как последнего живого (не считая Лилит) Ангела. Так или иначе, но Каору всё же успевает сделать нечто большее, чем просто раскрыть свою ангельскую сущность и умереть от рук Синдзи. Каору успевает подружиться с Синдзи.

Будучи Адамом, Каору является прародителем расы Ангелов. Люди — естественный враг его вида. Но в то же время его одолевает любопытство по отношению к потомкам Лилит. Непонятно, каким образом, но Каору выбирает Синдзи в качестве человека, через которого он пытается понять всю нашу расу. И он быстро проникается любовью к Синдзи, как до этого это сделала Рей.

Чем всё закончилось?

The End of Evangelion — самый малопонятный аспект аниме. Разбирать здесь следует каждую сцену и очень подробно. У нас нет на это времени, поэтому пробежимся по верхам.

К началу EoE Гендо разрывает связи с Seele, потому что вынашивает планы по собственной Комплементации Человечества. Не до конца понятно, чем сценарий Гендо отличается от Seele, но эти отличия достаточно существенны, чтобы привести к военному столкновению. Пытаясь помешать реализации сценария Гендо, Seele отправляют войска в штаб-квартиру Nerv и устраивают там кровавую баню.

Приоритетными целями уничтожения становятся пилоты Евангелионов: Рей, Аска и Синдзи. Аска находится в коматозном состоянии из-за потери синхронизации с Евой, а потому её прячут внутри самой мехи. Там Аска осознаёт, что всё это время её мать любила её по-настоящему и оберегала внутри Евангелиона. Синхронизация возвращается, а потому Аска использует своего робота, чтобы уничтожать японский ВМФ.

Крик ужаса Синдзи слышит Рей, которую в это же самое время Гендо пытается использовать, чтобы провести своей вариант Комплементации Человечества. Однако привязанность к Синдзи оказывается для Рей важнее, чем Гендо, а потому она бросает Икари-старшего и воссоединяется с изначальным телом Лилит, попутно поглотив эмбриона Адама. Слияние Адама и Лилит приводит к возникновению нового, поистине богоподобного существа — гигантской зефирной Рей Адама Кадмона (в самом аниме каббалистическое имя не используется).

В этот момент Синдзи окончательно поглощают его суицидальные наклонности, и он желает смерти всему живому на планете. Получившая силу Бога Рей слышит эту просьбу и послушно выполняет её. Она создаёт сверхмощное АТ-поле, которое нейтрализует АТ-поля всех людей. Люди теряют свою психическую и физическую целостность и превращаются в лужи LCL — крови Лилит и того самого первичного бульона, из которого возникла жизнь.

Души людей сливаются воедино внутри Лилит — происходит Комплементация Человечества. Не по сценарию Гендо и не по сценарию Seele, но по сценарию Синдзи. Разумы всех людей соединяются, что сопровождается массой психоделичных видений. Но самому Синдзи это слияние не приносит удовлетворения — он понимает, что хотел совершенно не этого. Синдзи осознаёт, как важны связи с другими людьми и что слияние с ними в единую сущность не заменит этих связей. Благодаря призраку своей матери, а также Адаму и Лилит (то есть Каору и Рей) Синдзи принимает судьбоносное решение: продолжать жить, даже если это будет причинять ему много боли.

Рей-Адам отменяет процесс Комплементации уже когда все люди потеряли свои физические оболочки, после чего тело самой Рей распадается на части. Синдзи удаётся материализоваться на берегу Мёртвого моря — океана из LCL, который образовался после растворения всех людей в первичный бульон. Рей объясняет Синдзи, что теперь каждый человек, если его воля-к-жизни будет достаточно сильна, может вернуть себе физическую форму в этом мире, но это может занять много времени.

Где-то за кадром проходит не меньше нескольких недель после того, как Синдзи вновь обрёл свою физическую форму. За это время он уже почти свыкся с мыслью, что остался последним человеком на Земле. Все, кого он знал, умерли, и никто не торопиться возвращать себе телесную оболочку. Синдзи оказывается обречён на одиночество в мёртвом мире на руинах цивилизации.

И в этот момент свою физическую форму себе возвращает Аска. Не веря собственным глазам, Синдзи начинает душить подругу, на что она отвечает нежным поглаживанием его лица. Синдзи плачет над Аской, она говорит ему: «Отвратительно», занавес. Синдзи и Аска остались новыми Адамом и Евой в мёртвом мире без людей. Вернёт ли кто-то ещё из людей своё тело, и будут ли это персонажи, уже знакомые зрителю — это всё каждый должен додумать самостоятельно.

Константин Морозов

Добавить комментарий Отменить ответ

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

Источник

«Евангелион», который будет всегда. В чём смысл великого аниме

Nikolaj Karaev

fb big

tw big

vk big

tel big

od big

whats big

evangelion 12 angel

Давным-давно, когда японская анимация подавала не только признаки жизни, но и большие надежды, в далёкой галактике «Живого Журнала» в который раз обсуждалась «Ева» — и равнодушных не было. Ломались копья Лонгина, наносились Первые, Вторые и даже Третьи Удары, камня на камне не оставалось от Токио-3. Шла в ход тяжёлая артиллерия — вопрос «о чём это?». «Вот уж «Евангелион“ — аниме ни о чём, — сказала фантаст Катерина Кинн. — Куча закомплексованных придурков выясняет отношения на фоне конца света, а уж финал — две серии психоаналитического бреда без внятного конца». Я скептически хмыкнул — но слова эти запомнил.

Шли годы. Япония уступала культурное поле боя Китаю, аниме теряло позиции, конец света неумолимо приближался, куча закомплексованных придурков совсем распустилась, психоаналитический бред заполонил мир. Один только «Евангелион» не сдался: его создатель Хидэаки Анно решил осуществить буквально перестройку проекта, Rebuild of Evangelion, в четырёх частях. Первые три вышли в срок: в 2007, 2009, 2012 годах. Четвёртый планировалось выпустить в 2013-м. Потом в 2015-м. Потом ещё когда-нибудь…

И — вот оно, счастье: 23 января 2021 года полнометражное аниме «Евангелион 3.0 + 1.0: трижды во времени» должно наконец выйти. Через двадцать пять лет и три месяца после того, как на TV Tokyo показали самую первую серию самого первого «Евангелиона». Синдзи, Рэй, Аска, Каору, Гэндо, Мисато, старик Фуюцки. SEELE, NERV и даже WILLE. Ангелы и ЕВЫ. Центральная Догма. Абсолютный Страх, комплементация человечества и (не)удавшийся Апокалипсис. Новая песня Хикару Утады на титрах. Будто вернулись старые добрые времена…

«Окей, бумер, — скажут мне, — а о чём это?»

О боевых человекоподобных

Как объяснить, о чём «Война и мир», «Властелин колец», «Мастер и Маргарита», «Улисс», «Звёздные войны»? В том числе о том, что до них мир был одним, а после — другим. О трансформации реальности.

Сериал «Евангелион» точно так же поделил свою область искусства на «до» и «после». Просто «Еве» не повезло с областью искусства — по ряду причин движение анимешников и сочувствующих за считаные годы подрастеряло былую бодрость. Бумеры выросли, зумеры, кажется, если и смотрят аниме, то без особого энтузиазма. Миядзаки и Синкай — ещё как-то. Огромные боевые человекоподобные роботы на батарейках — вы серьёзно? У нас феминизм и новая этика на дворе, хватит в бирюльки играть… Что значит «классика»?

evangelion 07 robot

ЕВА жрёт много энергии и питается либо от провода (сзади), либо от батарейки

Сводить «Еву» к роботам — всё равно что «Властелина колец» к эльфам. Разница, правда, в том, что Толкин поневоле сделался крёстным отцом потока фэнтези, в котором нет ничего, кроме условных эльфов. Хидэаки Анно, наоборот, подвёл черту под жанром «меха» с его поточными «Железными людьми #28», «Мазингерами Зет», «Макроссами» и «Гандамами». Преемственность, скажем, между «Гандамом» и «Евой» очевидна, — но только Анно снимал сериал, в котором всё не то, чем кажется. Железные гиганты, появляющиеся в «Евангелионе» и называемые ЕВАМИ, — не очень человекоподобные и не очень роботы. И сражаются непонятно с кем — вместо честных злых инопланетян, желающих покорить непокорное человечество. И герои не геройские. И не очень понятно, что тут у вас происходит…

Другими словами, «Евангелион» проделал с анимешниками тот же фокус, который провернули в своё время Умберто Эко с читателями детективов, Филип Дик с любителями фантастики и Сервантес с фанатами рыцарских романов: «Вот тебе, дорогой читатель, книга, от которой ты ждёшь того же, чего и от сотни предыдущих книг такого рода. Она выглядит как то, что ты любишь, похожа на то, что ты любишь, в ней тоже расследуют убийство / летают по космосу / сражаются с великанами. Но вообще-то это совсем другая книга. Только ты это поймёшь, когда будет слишком поздно. Когда ты уже усвоишь то, что я хочу тебе сказать…»

Обнимитесь, миллионы!

evangelion 20 gendo

Глава института NERV Гэндо Икари, для которого что угодно — «не вопрос»

Феномен «Евангелиона» в том, что он изначально был задуман как троянский конь. Ну да, боевые человекоподобные, кровища по колено, «всё летает и взрывается»… Ладно, давайте по порядку.

2015 год от Рождества Христова (для 1995 года — все еще будущее) и 15-й от Второго Удара, катастрофы, когда в ледяные пустоши Антарктиды упал метеорит. Льды растаяли, каждый второй погиб, на планете вечное лето. Наступил идиллический Апокалипсис: трава зеленеет, вокруг тихо-мирно, шуршат-звенят цикады… (Японцы всегда помнят, что стрекот цикад слышен в конкретное время года; в «Еве» цикады поют однообразно и без умолку, и для японца это тревожный знак — но не для нас, северных варваров.) Город Токио погиб, столицу перенесли в Токио-2, а ещё есть подземный Токио-3, в котором расположен институт NERV, владеющий фантастическими ресурсами и окутанный завесой секретности. Руководит им некто Гэндо Икари, бородатый неулыбчивый мужчина в очках, видимо, большой учёный.

evangelion 14 Sakiil

«Все на одного, да?» Ангел Сакиил — первый, которого наблюдает с небезопасного расстояния Синдзи

Зритель тоже ещё не знает, что на этой картинке всё либо не так, либо с двойным дном. Не метеорит упал в Антарктиде в 2000 году. Не зря это событие назвали Вторым Ударом, был и Первый, возможно, будет Третий. То, чем занимается NERV с точки зрения властей, — не совсем то, чем занимается NERV на самом деле. Об этом ведают только Гэндо Икари, киборг в кресле-каталке Кил Лоренц и члены совсем уже тайной организации SEELE, жаждущей устроить миру кранты, а людям — нечто под названием комплементация человечества. Это, если вкратце, буквально понятая «Ода к радости», звучащая в сериале на музыку, естественно, Бетховена:

Обнимитесь, миллионы!
Слейтесь в радости одной!
Там, над звёздною страной, —
Бог, в любви пресуществлённый!

Фридрих Шиллер «Ода к радости», перевод И. Миримского

Такие вот боевые роботы.

Не считая пингвина

evangelion 09 NERV

Коллективный снимок сотрудников секретного института NERV где-то между Вторым и Третьим Ударом

Ни NERV, ни SEELE не знают, какие в этой игре ставки у самого Гэндо Икари. Кстати, Гэндо улыбается — а точнее, усмехается, — довольно часто, но так, чтоб никто не видел; нам это показывают уже в первой серии. Трагедия семьи Икари имеет самое непосредственное отношение к сюжету.

Ангелы тоже не то чтобы хотят уничтожить мир — это только побочный эффект. Вообще, всякая новая истина, которую мы узнаём, оказывается здесь лишь побочным эффектом следующей. Никто не говорит всю правду — ни Гэндо, ни его верный заместитель Фуюцки, ни капитан Мисато Кацураги, вечно весёлая (нет) и очень умная, ни глава научотдела NERV Рицко Акаги, холодная и расчётливая (нет) и тоже очень умная.

Хуже того, всей правды никто и не знает. Даже всезнающий Гэндо. Даже удивительный пингвин Пэн-Пэн, живущий дома у Мисато.

Но главное — все планы внутри планов внутри планов, касающиеся человечества с начала времён и до конца, меркнут в сравнении с тем адом, который заключён в душе обычного японского школьника Синдзи. А также его товарищей по несчастью, детей, пилотирующих роботов-ЕВ: молчаливой, закрытой, неземной Рэй Аянами — и взбалмошной, вечно орущей «Анта бака!» («Ты дурак!»), слишком земной Аски Лэнгли Сорю.

Тут нет ни одного нормального героя (с теми, кто есть, довольно быстро разделываются) — у каждого в сердце травма на травме сидит и травмой погоняет, особенно у детей. Синдзи беспрерывно страдает от одиночества и в то же время панически боится с кем-либо сдружиться — такая вот «дилемма дикобраза». Аска не остановится ни перед чем, лишь бы доказать, что она — лучшая, и в какой-то момент, конечно, это всему миру выйдет боком. Рэй — не от мира сего, но при этом всегда готова выполнить любой приказ Гэндо Икари. Впрочем, может статься, и это всего лишь кажимость.

evangelion 04 aska shinji ray

«Анта бака!» («Ты дурак!») — коронная фраза Аски

Тот, кто не мог ничего сделать

История, которая начинается с избитой формулы «роботы против инопланетян», быстро рушит все рамки — включая пресловутую четвёртую стену, — чтобы добраться до зрителя. Итог — стереоскопическая мистерия со зрителем в главной роли. Режиссёр аккуратно подводит героя, себя и тебя к «черте, за которой провал». Потом — в двадцать пятой и двадцать шестой сериях — декорации исчезают, и вы трое начинаете судорожно искать выход.

Если бы вы могли стать Богом, говорит нам Хидэаки Анно, если бы вы могли пересотворить реальность по своему хотению — каким стал бы мир?

evangelion 21 hideaki anno

Отец «Евангелиона» Хидэаки Анно с актрисами озвучки Юрико Ямагути (Рицко) и Котоно Мицуиси (Мисато) / Joseki100 from Reddit

Сперва режиссёр задал этот вопрос себе. «Евангелион» начался с желания разобраться с самим собой, с тотальным выгоранием, через которое Анно прошёл в начале девяностых, когда из отаку превратился в творца аниме на основанной им с друзьями студии Gainax. Он вряд ли хотел произвести в индустрии революцию, или остаться в истории, или хотя бы просто заработать денег.

«Говорят, что жить — значит меняться, — написал Анно за три месяца до премьеры. — Начиная работать над сериалом, я хотел, чтобы по его завершении персонажи и мир преобразились. Таково моё искреннее устремление. Мне вполне по силам вложить в „Евангелион“ всего себя — человека, который за четыре года потерял всё и не мог ничего сделать. Эти годы я только и делал, что убегал, я был не мёртв, но и не жив. Я приступил к работе с одной мыслью: „Не убегать! Не убегать. “»

Эти слова — реплика Синдзи, которому постоянно хочется сбежать от Токио-3 в нормальный мир. Только нормального мира нет. Ни снаружи, ни, главное, внутри — от себя не убежишь. Остаётся остаться, стать Богом и пересотворить себя. И вот когда в конечном итоге это случается, разница между Икари Синдзи, Хидэаки Анно, зрителем и Богом исчезает. И провал исчезает тоже. Происходит чудо.

Шекспир и корабли императорского флота

Генетическая связь «Евангелиона» с западной фантастикой очевидна. Концепция «спасти мир могут только дети» отсылает среди прочего к «Игре Эндера» Орсона Скотта Карда (стоит сказать, что в первом аниме Анно, «Ганбастер», есть не только юные пилоты роботов, но и насекомоподобные пришельцы, точно как в «Эндере»). Комплементация человечества — аллюзия на «инструментализацию человечества» Кордвейнера Смита, а заодно, как свидетельствует сам Анно, на «Конец детства» Артура Кларка, где люди в финале тоже слились в некий сверхразум. Второе название последней серии «Зверь, кричавший „я“ в сердце мира» переиначивает название рассказа Харлана Эллисона «Зверь, кричавший о любви в сердце мира». Причём у Анно зверь кричит «ай», что означает «я» по-английски и «любовь» по-японски.

Но это мелочи. Как и, например, не очень понятная игра с фамилиями героев: почти все они — или названия кораблей императорского флота Японии Второй мировой, или как-то связаны с морем: Икари — якорь, Кадзи — руль, Кил — киль, Нагиса — берег. При этом корабли, появляющиеся в сериале, частично названы по пьесам Шекспира — ну а почему бы и нет?

Или вот религиозная мифология. Взять иудаизм с христианством: действующие лица в совокупности образуют Древо Сфирот, компьютеры Центральной Догмы носят имена трёх волхвов, свитки Мёртвого моря пророчествуют о комплементации, копьё Лонгина прибивает Лилит к кресту (простите, спойлеры), а ещё есть комната Гафа (место обитания нерожденных душ) и ключ Навуходоносора (пока непонятно). Связь названия с Евангелием тоже очевидна.

evangelion 06 rey clones

У пилота Рэй Аянами есть тайна, на которую прозрачно намекает этот кадр

Но найдутся и те, кто поспорит: каббала там для отвода глаз, а вообще-то «Ева» построена на традиционной японской религии синто. Синдзи, Рэй и Аска — боги Сусаноо, Аматэрасу и Удзумэ, отпрыски божественных супругов Идзанаги и Идзанами (Адама и Лилит?), копьё Лонгина — Небесное Копьё из мифа о сотворении Японского архипелага… А кто-то скажет, что показанный в «Еве» конец света — не христианский, а буддийский… Или что толковать сериал нужно по Фрейду и Юнгу…

Серьёзно ли сам Анно относится к мифологической подкладке своего творения — вопрос. Вот Ангелы с их именами опять же из иудаизма. В оригинале они не Ангелы («тэнси»), а Апостолы («сито»). Мы называем их Ангелами вслед за американцами, и режиссёр американской озвучки сериала Мэтт Гринфилд говорил, что это была вовсе не ошибка перевода, а прямое указание Gainax. Ситуацию запутывает опенинг «Тезис жестокого ангела» Ёко Такахаси — в нём-то речь об ангеле, «тэнси». Причём в песне быть «жестоким ангелом» призывают «мальчика», то есть Синдзи, который с Ангелами сражается.

И что всё это значит? Видимо, только то, что в «Еве» вся мифология довольно туманна и зыбка, так что Апостолы без проблем заменяются на Ангелов. Элемент декорации, не более. Перетолковывать «Еву» через каббалу, христианство, синтоизм, что-то ещё — всё-таки заблуждение.

Визуализация групповой психотерапии

Eva vhod

Самый странный Ангел телесериала — Лелиил: его тело — всего лишь тень от других измерений

К слову, до сих пор ходят упорные слухи, будто скудный бюджет повинен в удивительном по любым меркам финале телесериала. Двадцать четыре серии герои так или иначе приключались, бились с Ангелами, куда-то бежали, и вдруг за страшной — физически и эмоционально — кульминацией последовал резкий обрыв. Вместо чаемого Апокалипсиса анимешникам показали что-то среднее между чередой абстрактных картинок и визуализацией группового психотерапевтического сеанса. Анимешники были в шоке. Они неистовствовали. Они хотели гигантских человекоподобных роботов. Один отаку послал режиссёру письмо, состоявшее из предложений «Анно, коросу. » («Анно, убью. »). Это послание вставили потом в фильм «Конец Евангелиона».

Двадцать пятая и двадцать шестая серии, как ясно из их содержания, описывают конец света — но внутри Синдзи, Аски и Рэй. Психологический конец света, скажем так. О том, что в это самое время происходило снаружи героев, Анно чуть позже снял роскошный, кошмарный, величественный, крышесносный и ломающий уже все анимешные конвенции «Конец Евангелиона». Это полтора часа мультипликации, которую мог бы сотворить Иероним Босх, родись он на пять веков позже. Это один шок за другим, быстро вгоняющие нас в состояние, близкое к отчаянию Синдзи, на которого свалилась сомнительная удача — решать, погибнет человечество или нет. Это странная мистическая космогония с участием удивительных сущностей.

Анно не пощадил никого, ни героев, ни зрителей, ни себя. Кто хотел финал с экшеном и кровью? Ну, если не боитесь…

Разукомплектованный Бог

Sefirot

Кто идёт на врага «свиньёй», кто «клином», а кто Древом Сфирот / Gainax

Согласно учению каббалиста XVI века Ицхака бен Шломо Лурии безличный Бог породил десять «лучей», или «цифр», на иврите — сфирот (в единственном числе «сфира»). Потом появился изначальный человек, Адам Кадмон, но свет, исходивший из его глаз, был таким сильным, что сосуды сфирот разбились. Венец, Мудрость и Разум Бога ещё держались, но остальные семь сфирот «ушли в пустоту и увязли в хаосе», а следом рухнули первые три. Так случились рассеяние божественного света. Задача человека — вернуть сфирот к источнику и восстановить гармонию.

Собирание сфирот уже напоминает описываемую в «Евангелионе» комплементацию человечества, но этим Хидэаки Анно не ограничился. Древо Сфирот (или Сефирот) — каббалистическая схема, на которой все десять «лучей» образуют нечто вроде дерева, — мелькает в «Еве» постоянно: в опенинге, на потолке кабинета Гэндо, в одной из самых мощных сцен «Конца Евангелиона». И, похоже, не зря — все главные герои в этой схеме есть:

Франшиза как мультивселенная

На тот момент Хидэаки Анно можно было, казалось, всё. Как он эту возможность использовал — другой вопрос. Снял романтический аниме-сериал «Его и её обстоятельства» (в первых сериях которого есть отсылки к «Еве»), несколько артхаусных фильмов, кино про Годзиллу, поработал актёром озвучки у самого Миядзаки, стал героем пары комиксов (в том числе своей супруги Моёко Анно) и одного аниме (Shirobako).

А параллельно со всеми этими важными занятиями продолжал «Евангелион». Ибо есть истории, которые невозможно перестать рассказывать, если уж начал, и ты это делаешь во всех жизнях, всех альтернативных мирах, всех временных потоках. Ибо история — это ритм, а ритм не умирает. Ибо история — это ты. Как про Роджера Желязны говорили, что он, видимо, будет писать «Хроники Амбера» в будущих воплощениях, так и Анно будет творить «Евангелион» без конца: «Я размышлял о том, смогу ли наполнить фильм тем, что чувствую сам. Я знаю, это жестоко, сложно и бессмысленно, — но именно к этому я стремлюсь. И я не знаю, каков будет результат… История во мне ещё не закончена».

evangelion 17

Кошмары Хидэаки Анно в фильме «Конец Евангелиона»

evangelion 19 final evangelion 18

Циники скажут: это всё очень благородно, но дело всё-таки в бюджетах и деньгах. Возможно, они правы. Как отмечал генеральный менеджер Gainax Ясухиро Такэда в своих довольно скучных мемуарах, «всё, на чём стояло название „Евангелион“, разлеталось как горячие пирожки». Закономерно, что на обложке американского издания книги Такэды стоит кадр из «Евы», а с корешка на нас глядит Рэй Аянами. Это тоже обманка: «Еве» в книжке посвящены три абзаца ни о чём.

«Евангелион» в силу своей популярности не мог не стать франшизой, которая породила огромное количество всего: комиксы, игры, радиопьесы, купальники, одеколоны, трусы, подушки для обнимания, пижамы в виде Пэн-пэна… С другой стороны, «Евангелион» в силу своей сути не мог не стать мультивселенной. Намёки на это есть уже в сериале. Начинается всё с видения Синдзи в двадцать шестой серии, когда он переносится в мир, в котором нет ни боевых роботов, ни планов внутри планов, ни Второго Удара. Синдзи, Рэй и Аска — школьники, Мисато — учительница, Гэндо и Юи — муж и жена, самые обычные люди. Этот возникающий посреди ужаса и отчаяния мир прекрасен просто невыносимо, и очень хочется оказаться в нём вместе с героями. Даже не сразу соображаешь, что этот мир — наш собственный.

Кстати, за «Евангелион» пыталась браться студия Weta, та самая, что работала над «Властелином колец» и «Кинг-Конгом», — но дальше эскизов с подозрительно взрослыми Рэй и Аской дело, слава японскому богу, не пошло.

Ты (не) закончишь

evangelion 11 angel

В фильмах Rebuild of Evangelion Ангелы похожи на сериальных, но ещё страшнее

Многое из этого творилось из любви к деньгам, многое сорвалось в пропасть пародии — но мультивселенная всё-таки получилась. Фанаты насчитывают в ней до 37 параллельных миров, связанных друг с другом. Недаром в манге Campus Apocalypse Каору рассказывает Синдзи о бесконечно ветвящихся мирах, которые складываются в дерево Иггдрасиль. А сам Каору, будучи и человеком, и Ангелом, может переходить из мира в мир — ну или пересылать другим версиям себя свою память. «Ева», как говорил Анно, — история, которая повторяется. Отсюда — упомянутая выше перестройка всего проекта, Rebuild of Evangelion в четырёх фильмах, последний из которых должен выйти в январе. Первые три называются «Ты (не) один», «Ты (не) пройдёшь» и «Ты (не) исправишь», и с ними вышла удивительная история.

Сначала Анно планировал всего лишь обновить канон, так что «Ты (не) один» почти не отличается от телесериала — разве что современной анимацией да незначительными сюжетными отклонениями. Действие в нём развивается неспешно, даже Аска не успевает появиться.

В «Ты (не) пройдёшь» она наконец добирается до места, как и новая героиня Мари, очередная пилотесса очередной ЕВЫ. Тут сюжет вдруг переходит на галоп и сворачивает в многоуровневую метафизическую бойню со страшенными абсурдно-геометрическими Ангелами и бог знает чем ещё. После такого становится ясно: о старом каноне можно смело забыть.

«Ты (не) исправишь» — пока что самая странная часть эпопеи. Начинается она с воскресения Синдзи, который четырнадцать лет пребывал на орбите внутри чёрного тессеракта — в какой-то нечеловеческой форме. Если вы уже ощущаете привкус безумия, приготовьтесь: Анно обрушит на вас его водопады.

evangelion 16 rej rebild e1616669177964

Старая «Ева» против новой: первая улыбка Рэй в телесериале и фильме «Евангелион 1.0»

Понятно, что «Ева» слетела с рельсов окончательно и несётся теперь незнамо куда — особенно если учесть, сколько лет понадобилось Анно (а также Кадзуе Цурумаки и Кацуити Накаяме, сорежиссёрам четвёртой части), чтобы закончить «Трижды во времени».

Само собой, Анно изрядно поиграл и с формой Rebuild’а. Первые три фильма обозначены иероглифами «дзё-ха-кю» — так в музыке гагаку, театрах но, кабуки и дзёрури, чайной церемонии, фехтовании кэндо и иных японских искусствах называются части древнего канона: неспешное начало — стремительное развитие — быстрый конец. Что до четвёртого фильма, он долго жил под вопросительным знаком, а теперь носит на груди значок музыкальной нотации «правая реприза (повторение)» — то есть «повторить с самого начала».

Осталось добавить, что в этом году телесериал 1995 года вышел на Netflix в новом дубляже, которым фанаты остались недовольны: и слово NERV звучит не так, и в разговоре Синдзи с Каору убрали намёк на большое светлое чувство, заменив «я тебя люблю» на «ты мне нравишься», и песню Fly Me to the Moon отрезали, видимо, чтобы не платить роялти. Вот они, гримасы капитализма.

Но это всё — экономика, средства, а цель у Хидэаки Анно была и остаётся совсем другой. Он рассказывает историю. О чём?

evangelion 01 rey

«Fly me to the Moon» («Полетим на Луну»), — как бы говорит нам Рэй Аянами

«Я увидел, как в зеркале, мир и себя…»

В финале «Конца Евангелиона» несчастный подросток Синдзи Икари, став (примерно) Богом, оказывается на развилке: продолжать комплементацию или тормозить? Кажется, легче самоубиться и слиться со всеми, чем страдать, однако Синдзи делает выбор в пользу боли — не потому что мазохист, а потому что, если все мы сольёмся в один большой космический дух, исчезнет не только страдание, но и радость.

Это очень человеческий, но и очень японский выбор. В Стране восходящего солнца понимают: индивидуальность не бывает сама по себе, она всегда обретается только при посредстве самобытных индивидуальностей других людей. Я — не я, пока не отражаюсь в других людях и не вижу это (искажённое) отражение. У японского философа Эсюна Хамагути есть концепция «кандзин», «человек-между»: мы становимся собой только в контексте других. То есть зависим от них, и для этого у японцев есть особое слово — «амаэ», зависимость от чужой благожелательности. Амаэ всегда причиняет боль.

evangelion 08 aska odnoglazaya

Аска 3.0: с пиратской повязкой на глазу и такая же упрямая и вредная, как раньше

Грубо говоря, когда поговорить не с кем, говорить и не о чем. Как ни больно Синдзи общаться с себе подобными, он разворачивает комплементацию вспять. Синдзи оказывается на берегу моря рядом с Аской, Ближней, Другой, человеком, от которого зависит и в котором отражается. И сразу начинает ближнего душить — на уровне инстинкта. Страдание возвращается в мир. Аска произносит знаменитые последние слова: «Кимоти варуй» — «[мне] плохо», а по смыслу — «тошно».

Собственно, вот. Жизнь есть боль, жизнь есть страдание, жизнь прекрасна, жизнь печальна, и в нагрузку к ней всегда идёт Аскино «тошно». Но выход есть, и не в том, чтобы «умереть, уснуть и видеть сны, быть может», и не в том, чтобы с гиканьем совершить коллективное самоубийство. Он в том, чтобы как-то, ну, справиться. Хотя бы постараться. Унять в себе истеричного дитятю. Протянуть руку. Поговорить. Обнять. А то и полюбить. Только вообразите: полюбить…

Стоит ради такого рассказывать «историю о том, как куча закомплексованных придурков выясняет отношения на фоне конца света»? Но ведь это самое точное из всех возможных определений Истории Человечества. Именно куча, именно придурков, именно закомплексованных — и ровно на фоне конца света, личного и всеобщего. И конец света споткнётся только о того, кто решит что-то изменить. Как мальчик Синдзи.

Вот почему «Евангелион» будет вечно. Пока мы живы, нам иногда бывает тошно. А что делать?

В статье использованы материалы автора, опубликованные в журнале «АнимеГид» в 2005 и 2007 годах.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Значения слов и выражений
Adblock
detector