к чему вы испытываете отвращение

Содержание

Базовые эмоции: что такое отвращение

Анна Веселко

Мало эмоций, о которых не очень приятно даже просто подумать, и отвращение — одна из них. Отвращение включает в себя ряд состояний разной степени интенсивности, от легкой неприязни до сильнейшего чувства омерзения. Все состояния отвращения вызываются ощущением, что что-то, что на вас воздействует, — противно, отталкивающе или токсично. И в этом есть смысл: если что-то нам неприятно, мы всеми силами будем стараться держаться от этого подальше. В рамках серии материалов о базовых эмоциях продолжаем разбираться в чувствах — на этот раз в отвращении.

Что нам противно

base 21a57d8f4f

В научном сообществе все еще продолжаются дебаты о том, являются ли определенные формы межличностного и социального отвращения (к внешнему виду, действиям, идеям или социальному положению другого человека) приобретенными и специфичными для конкретной культуры или же они существуют в той или иной форме во всех культурах. Например, каждый может испытывать отвращение к «морально испорченному» человеку и его действиям, но то, что будет считаться «моральной испорченностью», может сильно варьироваться.

К общим триггерам отвращения относят:

продукты жизнедеятельности тела;

определенную еду (часто из культур, отличных от нашей);

вид чего-то гниющего, больного или умирающего;

травмы, операции и/или контакт с внутренними органами;

человека, животное или предмет, который считается физически уродливым;

Развитие чувства отвращения

Дети и подростки (иногда и некоторые взрослые) часто испытывают своего рода очарование отвращением, то есть находят некоторые отвратительные вещи интригующими — это отражение функций формирования картины мира и его познания. У маленьких детей отвращение начинает развиваться примерно в возрасте от четырех до восьми лет: до этого этапа эмоционального развития дети испытывают разве что неприятие плохого вкуса или запаха, но не отвращение.

Также дополнительные исследования показали, что детей не беспокоят некоторые вещи, которые взрослые могут считать отвратительными (например, плитка шоколада в форме фекалий). Согласно одной из теорий, которая объясняет, почему это происходит, когда мы моложе, у нас еще нет когнитивных способностей, необходимых для определенных форм усвоенного отвращения.

Как выражается отвращение

Мимически самые легко узнаваемые и очевидные признаки отвращения — это сморщивание носа и связанное с этим приподнимание верхней губы.

base 9234726bce

Существуют и стандартные вокальные выражения отвращения — обычно это междометие «фу», звуки наступающего удушья и рвоты. Физические ощущения отвращения включают спазмы во рту, горле и/или желудке, а также тошноту.

base db4aeea71a

base 2d449338fe

Почему нас рвет, когда тошнит кого-то другого?

Возможно, дело в «зеркальных нейронах», благодаря которым мы можем сопереживать другим людям и их действиям: в одном исследовании функциональное МРТ-сканирование участников показало, что активность мозга была одинаковой независимо от того, имитировали ли испытуемые эмоции или наблюдали за реальными. Области имитации и наблюдения мозга настолько связаны, что нам может захотеться плакать, если мы увидим, что кто-то плачет. Или же нас может стошнить, если мы видим, что кого-то рвет.

base db4aeea71a

Наконец, отвращение часто приводит к отворачиванию головы или даже всего тела от источника неприятного ощущения. Когда отвращение приводит к тошноте, реакции также включают прикрытие носа и/или рта и ссутуливание.

Функция отвращения

Универсальная функция отвращения заключается в том, чтобы уйти, заблокировать или устранить что-то неприятное, токсичное или загрязняющее из зоны, в которой оно может потенциально вредно воздействовать на наш организм. И в этом — секрет, необходимость и преимущество отвращения: оно удерживает нас подальше от опасных вещей, чтобы мы были в состоянии сохранить свою жизнь и здоровье. Так, отвращение не дает нам съесть что-то гнилостное и заставляет держаться подальше от открытых язв, чтобы избежать заражения, отравления или смертельной болезни.

Тем не менее, хотя чувство отвращения и приносит пользу, оно также может быть опасным, но скорее с моральной точки зрения. К сожалению, большинство обществ и культур учат избегать определенных групп людей, которые считаются физически или морально отвратительными, и, таким образом, приобретенное отвращение может быть движущей силой дегуманизации и унижения других.

Интересные факты об отвращении

Источник

Эмоция отвращения

Содержание

Что такое отвращение

Эмоция отвращения – одна из семи базовых эмоций, которую выделил Пол Экман. Как и другие эмоции, отвращение очень важно для нас. Эта эмоция помогала и помогает нам выживать, сохранять здоровье и адаптироваться к внешним факторам. Отвращение, конечно относится к негативным эмоциям, хотя, нельзя не отметить, что некоторые люди могут получать удовольствие через отвращение, но, это уже другая история. Эмоция отвращения бывает разной интенсивности и при сильном проявлении даже может вызвать рвотный рефлекс. Эту эмоцию, в большей степени можно назвать пищевой, так как с точки зрения эволюции, она помогала нам не употреблять в пищу отравленные или испортившиеся продукты. Природа в этом смысле нам тоже помогла, очень многие вещи природного происхождения, которые опасны для нашего с вами здоровья очень резко и неприятно пахнут, почувствовав такой «опасный» запах, у нас моментально появится отвращение. Что интересно, отвращение может появиться даже в том случае, если мы вспомним какой-то омерзительный запах, который попадал нам в нос ранее, может появиться от неприятного звука, от прикосновения к чему-то крайне противному.

unnamed

Причина возникновения отвращения

Причина возникновения эмоции отвращения – что-то нарушает наш значимый критерий, но мы не готовы с этим бороться, сопротивляться, мы хотим скорее дистанцироваться и разорвать связь с тем, что нарушило наши ценности. В этом смысле отвращение можно сравнить с эмоцией гнева. Гнев мы испытываем, когда что-то нарушает наши ценности, угрожает им, и мы готовы отстаивать свои критерии, мы готовы бороться и сопротивляться, в случае с отвращением ситуация иная: сопротивляться мы не готовы, главная задача – скорее дистанцироваться от неприятного нам объекта. Вызвать отвращение могут вкусы, запахи, прикосновения, образы, звуки, но помимо этого отвращение может быть вызвано действиями, внешним видом и идеями других людей. Но здесь нужно учитывать тот факт, что у одного человека какое-то событие может вызвать отвращение, а в это же время другой может воспринять это совершенно спокойно.

Эксперимент

В 60х годах прошлого столетия американский психолог Пол Розин провел интересный эксперимент: он предлагал людям выпить стакан чистой воды, но после того, как они сами туда наплевали. И несмотря на то, что секундой ранее эта самая слюна находилась во рту, люди отказывались пить воду, содержащую собственный плевок. Пол Розин обнаружил, что как только продукт деятельности нашего организма покидает наше тело, он становится отвратительным. Таким образом, продукты функционирования нашего организма являются универсальными триггерами для возникновения эмоции отвращения.

Функции эмоции отвращения

Отвращение как негативная эмоция

Стоит сказать о негативных аспектах эмоции отвращения и об опасности, которую она несет. Если мы испытываем отвращение к человеку, который по каким-либо причинам вызывает у нас эту эмоцию, то она лишает его человеческих качеств, и мы уже не можем относиться к нему как к обычному человеческому существу. Отвращение к другому человеку «обесчеловечивает» его.

Как выглядит эмоция отвращения

Эмоция отвращения, как и другие базовые эмоции имеет свои конкретные признаки, которые будут проявляться на лице. В первую очередь стоит обратить внимание на нос и рот, когда мы испытываем отвращение, верхняя губа приподнимается и направляется к носу, а нижняя губа как правило подтягивается за верхней.

s600

У основания носа появляются морщинки и углубляются носогубные складки. Нижние веки приподнимаются и опускаются брови.

s1200 2

277405929

Что мы чувствуем, когда испытываем отвращение

Когда появляется отвращение, ощущения в губах и ноздрях усиливаются, как будто, мы начинаем чувствовать эти части сильнее. Меняются ощущения в горле, возникает чувство, как будто мы чем-то начинаем давиться. Конечно, в зависимости от интенсивности эмоции ощущения могут быть слабее или сильнее.

Связь отвращения и презрения

Отвращение и презрение – родственные эмоции, однако, отличия у них есть. Презрение можно испытать только по отношению к другим людям или их поступкам, но не к запахам, звукам или прикосновениям. Ощутив во рту продукт у которого закончился срок годности, вы можете испытать отвращение, но не презрение. Однако, вы вполне можете испытать презрение к тому человеку, который этот продукт вам дал.

Источник

К чему Вы испытываете отвращение?

«К чему вы испытываете отвращение?» — казалось бы, простой вопрос заставил призадуматься. Моментально перед мысленным взором пронеслась вереница отталкивающих образов: от жирного паука, лениво сосущего несчастную муху, до морально разложившегося садиста из криминальной хроники. И когда список отвратительных вещей стал казаться бесконечным, в голову закралось сомнение. Действительно ли то, что я испытываю ко всем этим явлениям, можно назвать отвращением?

Легкого самоанализа оказалось достаточно для понимания того, что, к примеру, продажные и бесчестные бюрократы вызывают скорее презрение. Человек, способный обидеть слабого, ударить ребенка – яркую вспышку праведного гнева. Безумствующий наркоман или ядовитая гадюка – страх. А что же тогда можно считать отвращением? Что отличает это чувство от других форм неприятия чего-либо? Как отделить одно от другого, если эти эмоции почти всегда посещают нас, сплетаясь в неразрывный клубок? Гнев импульсивен, он помогает собраться для защиты и атаки, побуждает к нападению на источник негативных впечатлений. Презрение – холодная эмоция, состоящая преимущественно из пренебрежения и чувства собственного превосходства, ее можно испытывать только к людям. Сложно представить себе человека, презирающего таракана. Отвращение – особая форма страха, глубокая неприязнь сродни брезгливости. Отвращение субъективно, его может вызвать что угодно. Например, мой друг испытывает стойкое отвращение к безобидным помидорам, и никакие кулинарные изыски не могут поколебать его неприязнь.

К чему же все-таки я испытываю отвращение? В основном к неодушевленным предметам отталкивающего вида и запаха, таким, как протухшая еда или, к примеру, нечистоты. Но если рассматривать отвращение в тесной взаимосвязи с другими негативными чувствами, то, к сожалению, окажется, что очень многие явления в мире вызывают сильную неприязнь и отторжение. Те, которые идут вразрез с личными идеалами, моральными и эстетическими нормами. Мир несовершенен, это надо просто принять и стараться каждый день делать его хоть немного лучше.

Источник

К чему Вы испытываете отвращение?

К чему я испытываю отвращение?

Если бы мне задали этот вопрос три с половиной года назад, я бы точно нашла, что ответить! Ох, как бы я разошлась по этой теме! В длинный список непременно попали бы отвратительные первые лица государства и их зловонная деятельность, вездесущие и везделезущие новые технологии, бесконечное число фамилий наипротивнейших людей, с которыми мне довелось по жизни столкнуться, ну и конечно омерзительные бытовые моменты, связанные с разного рода продуктами жизнедеятельности человека! И обязательно я бы упомянула про собак, точнее самцов, которые в весенний период начинают бесцеремонно обтираться об твою ногу, если ты имела неосторожность зайти к своим друзьям, хозяевам данной, абсолютно на мой взгляд, бесполезной особи, в этой злосчастный период.

Но на первом месте в списке того, что вызывало у меня отвращение, безусловно оказалась бы работа моего мужа.

С тех пор прошло три с половиной года, в моей жизни больше не существует длинного списка вещей, к которым я испытываю отвращение. Я искренне полюбила собак, научилась с легкостью переносить все неприятные запахи и бытовые моменты, стала уважать президента и любого рода власть, смогла научиться обнимать чужих мне людей, независимо от их запаха и степени чистоты одежды, просто потому что к ним нужно проявить теплоту и заботу. В общем, можно сказать, что я забыла, что такое отвращение, действительно забыла, как и многие другие вещи, такие как осуждение, гнев, злоба, страх, потерянность, чувство вины, озабоченность. Все это ушло из моей жизни, но не потому что однажды любимый и родной человек предал меня и вышел в дверь. Просто все дело в том, что оказавшись наедине со своим отвращением, отвращением к себе, к людям, ко всему миру, израненная и искалеченная, изнывая от внутренний боли, утопая в безвыходности и в своей тоске, я неожиданно встретилась с Богом. Он просто взял меня за руку и исцелил, расставил все по своим местам, навел порядок в моей жизни, научил любить и заботиться о других, уважать, подчиняться, отдавать, быть благодарной и спокойной, доверять Ему и людям, не унывать и хранить мир. Я продолжаю учиться у Него каждый день! Теперь, когда вся боль и отвращение остались далеко позади, меня окружает только Его бесконечная любовь, которая непрестанно заполняет собой все вокруг.

Источник

К чему вы испытываете отвращение

Глава 8. Отвращение и презрение

Он наблюдал за тем, как я ел из жестяной банки консервы, привезенные мной в эту далекую деревню, населенную людьми племени форе. Когда я заметил, что он наблюдает за мной, и увидел выражение его лица, то я отложил вилку и взялся за фотоаппарат, который всегда висел у меня на шее. (К счастью, люди племени форе еще не знали, для чего предназначен фотоаппарат, и быстро привыкли к тому, что я прикладываю к глазу этот странный предмет без каких–либо видимых причин; поэтому обычно они не смущались и не отворачивались, когда я их фотографировал.)

История, лежащая в основе получения этого снимка, говорит о важности, которую имеет для возникновения у человека отвращения наблюдение за тем, как кто–то другой поглощает нечто, оскорбляющее вкус наблюдателя.

Человек племени форе даже не попробовал мои консервы; одного лишь вида того, как я их ел, было достаточно, чтобы вызвать его негативные чувства.[148]

i 068

Тридцать лет тому назад я описал отвращение как:

…проявление антипатии. Вкус чего–то, что вы хотите немедленно выплюнуть, или даже сама мысль о необходимости съесть что–то подобное способны вызвать у вас отвращение. Запах, который заставляет вас затыкать нос, также вызывает у вас отвращение. И вновь отвращение может возникнуть у вас даже от самой мысли о том, насколько омерзительным является такой запах. Отвращение может вызвать у вас вид чего–то, что вы можете счесть для себя оскорбительным пробовать на вкус или обонять. Вы можете испытывать отвращение к звукам, если они ассоциируются с ненавистным вам событием. Также и прикосновение чего–то противного, например скользкого или студенистого, способно вызвать чувство отвращения.

Не только вкусы, запахи, прикосновения, зрительные образы или звуки способны вызвать отвращение, но и действия и наружность людей или даже их идеи. Иногда люди могут иметь отвратительный внешний вид, и смотреть на них бывает просто противно. Некоторые люди испытывают отвращение, когда видят калеку или человека с уродливой внешностью. Отвращение может вызывать пострадавший в аварии человек с многочисленными открытыми ранами. Вид крови или работа хирурга, выполняющего операцию, также вызывает у некоторых людей чувство отвращения. Некоторые поступки людей также выглядят отталкивающе. Человек, мучающий свою собаку или кошку, может быть отвратителен своим соседям. Отвращение может вызывать человек, занимающийся тем, что другие называют половыми извращениями. Жизненная философия или способ обращения с людьми, унижающие человеческое достоинство, также могут вызывать отвращение.[149]

С тех пор мои наблюдения получили подкрепление и развитие благодаря исследованиям фактически одного–единственного ученого, занимавшегося изучением отвращения. Психолог Пол Розин, человек, прекрасно умеющий ценить хорошую еду, уверен, что в основе отвращения лежит ощущение появления во рту чего–то такого, что считается отвратительным или распространяющим заразу; в соответствии с моей терминологией это называлось бы темой отвращения. Однако в разных культурах имеются разные представления о том, что считать отвратительным. Фотография жителя Новой Гвинеи прекрасно иллюстрирует эту мысль: отвращение вызывают у него внешний вид и запах еды, которую я нахожу аппетитной. Но подобные различия могут наблюдаться и внутри одной культуры. Например, моя жена любит есть сырых устриц, а я их просто не выношу. В некоторых областях Китая собачье мясо считается деликатесом, а у большинства европейцев перспектива отведать такого деликатеса не вызывает восторга. Но есть также и общие закономерности в том, что вызывает отвращение.

Розин обнаружил, что самыми мощными универсальными триггерами являются продукты функционирования нашего организма: кал, рвота, моча, слизь и кровь. В 1955 г. выдающийся американский психолог Гордон Олпорт предложил «мысленный эксперимент» с отвращением, эксперимент, который вы выполняете в вашем сознании, чтобы проверить, действительно ли происходит то, что он предлагает. «Сначала подумайте о том, чтобы проглотить слюну, накопившуюся у вас во рту, или просто ее проглотите. Затем представьте, что вы сплевываете ее в стакан, а затем выпиваете! То, что казалось естественным и «своим», внезапно становится отвратительным и чужим».[150] Розин действительно провел этот эксперимент, предлагая людям выпить стакан воды, после того как они в него плевали, и обнаружил, что Олпорт был прав. Даже несмотря на то, что слюна была у них во рту мгновением ранее, они не соглашались пить воду, содержащую их собственный плевок. Розин утверждает, что как только продукт деятельности нашего организма покидает наше тело, он становится для нас отвратительным.

Отвращение не возникает как самостоятельная эмоция до достижения ребенком возраста от четырех до восьми лет. До этого возраста наблюдается неприязнь, отказ есть то, что имеет неприятный вкус, но не отвращение. Розин просил детей и взрослых потрогать или съесть шоколадную конфету, которая выглядела как собачьи экскременты. Детей в возрасте от четырех до семи лет это задание совершенно не смущало, но большинство взрослых отказывались его выполнять. Подобным образом дети в возрасте до четырех лет спокойно будут пить сок или молоко, если вы намеренно бросите в него продезинфицированного кузнечика.[151]

Дети и подростки часто бывают очарованы предметами, вызывающими отвращение. Розин напоминает нам, что магазины новинок продают весьма реалистичные имитации рвоты, слизи и экскрементов и основными покупателями таких товаров являются мальчики–подростки. Существует целая серия анекдотов, посвященных разным формам проявления отвращения. Некоторые популярные телепередачи для детей и подростков часто показывают ситуации, в которых главные герои демонстрируют свое отвращение.

Профессор права Уильям Миллер в своей увлекательной книге «Анатомия отвращения» (The Anatomy of Disgust) отмечает, что отвращение очаровывает не только детей: «[Отвращение]… имеет свою прелесть, свое очарование, которое проявляется в том, что нам бывает трудно отвести глаза от тяжелых катастроф… или в том, насколько привлекательными оказываются для нас фильмы ужасов…[152] Наши собственные сопли, моча и кал воспринимаются как что–то вредное и вызывают у нас отвращение, но мы проявляем в отношении них трогательное внимание и любопытство…

Мы смотрим на наши выделения чаще, чем признаемся в этом… ведь многие люди внимательно рассматривают свой носовой платок, после того как высморкаются в него».[153] Кассовый успех таких грубых фильмов, как «Здесь есть что–то о Мери» (There’s Something About Mary) был достигнут не только за счет аудитории подростков.

Розин проводит различие между тем, что он называет межличностным отвращением, и базовым отвращением.[154] Он перечисляет четыре группы усвоенных межличностных триггеров: незнакомый, больной, несчастный и морально испорченный. Исследование, проведенное мной вместе с Маурин О’Салливан, позволило получить несколько результатов, подтверждающих правильность предположений Розина. Мы просили студентов колледжа записать наиболее сильные ощущения отвращения, которые, по их представлениям, мог когда–либо испытать человек. Предложенная Розином тема заражения от пищи, попадающей в ротовую полость (например, вы вынуждены съесть то, что у другого человека вызывает рвоту), действительно упоминалась, но только у 11% респондентов. Наиболее часто называемый триггер крайнего отвращения (упоминавшийся 62% респондентов) возникал в результате реакции на предосудительное с моральной точки зрения поведение (например, реакции американских солдат, увидевших следы зверств нацистов в концентрационных лагерях). Почти половина называвшихся действий, вызывавших отвращение и моральное осуждение, была связана с актами сексуального насилия, в особенности над детьми. Последнюю группу случаев, упоминавшихся примерно 18% респондентов, составляли истории физического отторжения, не имевшие отношения к еде, например обнаружение трупа с копошащимися в нем червями.[155]

Ранее я отмечал, что базовое отвращение, по Розину, является темой эмоции и что, если он прав в том смысле, что четыре формы межличностного отвращения — к незнакомому, больному, несчастному и морально испорченному — являются усвоенными, то тогда они были бы вариациями темы. Однако мне кажется возможным, что эти четыре межличностные формы отвращения также являются темами, которые можно найти в любой культуре со своими специфическими особенностями, обусловленными научением, которые будут разными у разных индивидов, социальных групп и культур. Например, каждый может проявлять реакцию отвращение на морально испорченного человека, но то, что является признаком моральной испорченности, может изменяться. То, что является незнакомым и знакомым и что является несчастьем, также зависит от обстоятельств, и лишь отношение к болезни, возможно, везде одинаково. Те, кто имеют физические изъяны, гноящиеся раны и прочие дефекты, могут вызывать отвращение в каждой культуре.

Миллер указывает на то, что культуры имеют больше свободы с точки зрения включения объектов или действий в область вызываемого отвращения, чем с точки зрения исключения их из нее. Это наблюдение в точности соответствует идеям, рассмотренным в главах 2, 3 и 4, где я утверждал, что базы данных эмоциональной готовности людей являются открытыми, а не закрытыми. Эти базы данных совместно с программами, которые направляют наши реакции на наши изменяющиеся эмоции, не бывают пустыми, когда мы появляемся на свет; эволюция уже написала свои инструкции о том, как нам следует реагировать и какую чувствительность мы должны проявлять при каждой реакции. Как отмечает Миллер, эти базы и инструкции трудно изменить, но поскольку базы данных являются открытыми, то мы можем усваивать новые триггеры и новые эмоциональные реакции.

Хотя и японцы, и американцы проявляют реакцию отвращения на испорченные продукты питания или на попадание чего–то неприятного в рот, Розин обнаружил у них различия в проявлении социального отвращения. Человек, который не вписывается в общественное устройство или несправедливо критикует других, вызывает отвращение у японцев. Американцам внушали отвращение расисты и люди, проявляющие чрезмерную жестокость. Однако не все социальное отвращение в целом варьируется от культуры к культуре. Розин установил, что во многих культурах людям противны политические деятели!

В дополнение к четырем типам межличностного отвращения, описанным Розином, существование еще одного типа отвращения, который я называю отвращением от пресыщения, вытекает из результатов исследования, проведенного психологами Джоном Готтманом, Эрикой Вудин и Робертом Левенсоном. Их исследование заслуживает особого внимания, поскольку они оказались единственными учеными, которые точно измерили выражение эмоции во время одного из самых эмоционально насыщенных и наиболее важных социальных взаимодействий в нашей жизни — взаимодействии между мужем и женой.[156]

Удивительно, что выражения отвращения у жены, адресуемые мужу в ходе беседы, начатой с целью разрешения конфликта, позволяли предсказать количество времени, которое они в течение ближайших четырех лет проживут порознь.[157] Готтман обнаружил, что выражения отвращения у жены обычно возникали в ответ на попытку мужа отгородиться от нее «каменной стеной» (о чем я рассказывал в главе 6), т. е. игнорировать ее эмоции. Говоря простым языком, она получала то, чего добивалась; она оказалась сытой по горло. Отметьте, как хорошо к этой ситуации подходит метафора приема пищи. Если ваш супруг вызывает у вас неприязнь, то неудивительно, что будущее ваших отношений выглядит безрадостно. (Мы еще вернемся к результатам, полученным Готтманом, в конце этой главы, когда будем говорить о презрении.)

Миллер отмечает, что при близких отношениях мы снижаем чувствительность к тому, что обычно вызывает у нас отвращение. Самым первым примером является «перемена пеленок, вытирание выплюнутой пищи, другие действия по уходу за больным ребенком. Родители — это те люди, которые будут проявлять заботу в любых обстоятельствах; они будут убирать экскременты, рискуя испачкать ими руки и одежду; страдать, когда окажутся облитыми мочой. Преодоление естественного отвращения к подобным веществам является характерной чертой безусловной родительской любви».[158]

Кто–то думает о том, чтобы поделиться своими сомнениями, тревогами, заботами; чтобы рассказать о своих устремлениях; признаться в ошибках и недостатках; чтобы просто показать себя человеком, имеющим свои причуды, слабости и потребности… Мы могли бы назвать другом или близким человеком того, кому мы позволяем поплакаться нам в жилетку, чтобы затем в свою очередь поплакаться в жилетку ему, того, кто понимает, что такой обмен жалобами на трудности жизни является привилегией близких отношений, которых наше чувство собственного достоинства и наше отвращение не допустили бы при отсутствии такой привилегии… Любовь дает другому человеку привилегию смотреть на нас таким образом, который заставил бы нас испытать стыд и вызвал бы отвращение[159] у других людей, если бы не было этого вмешательства любви».[160]

Другая очень важная функция отвращения состоит в том, чтобы заставлять нас дистанцироваться от отвратительного и отталкивающего. Очевидно, что никому не идет на пользу потребление испортившихся продуктов, а социальное отвращение сходным образом изолирует нас от того, что мы считаем предосудительным.

Оно, как предполагает Миллер, является моральной оценкой, в которой мы можем не идти на компромисс с вызывающими наше отвращение людьми или их действиями. Правовед Марта Нуссбаум пишет, что «большинство обществ учит избегать некоторых групп людей на том основании, что они вызывают физическое отвращение».[161] К сожалению, эта эмоция может быть опасной, так как она лишает человеческих качеств людей, которых мы считаем вызывающими отвращение, и таким образом позволяет не относиться к ним как к обычным человеческим существам.

В начале моих исследований выражений эмоций в разных культурах я обнаружил, что фильмы об испытывающих страдание людях — фильмы о выполнении туземцами обряда обрезания или хирургической операции на глазах — вызывали выражение отвращения у большинства студентов, обследованных мной в Америке и Японии. Я отредактировал другие учебные медицинские фильмы — в одном показывалось удаление конечности, сопровождавшееся большой потерей крови, а в другом показывался человек с третьей степенью ожогов, у которого обожженная кожа струпьями сходила с тела. И вновь большинство зрителей сообщали об испытываемом отвращении и показывали свое отвращение на лице. Фильмы могли заменять друг друга, так как они вызывали одинаковую эмоцию и относились к числу наиболее распространенных «киностимулов», используемых при исследовании эмоций.

Однако имелась сравнительно небольшая группа студентов (около 20%), которая проявляла очень разнообразные реакции на показываемые в фильмах страдания других людей. Вместо того чтобы проявлять отвращение, они выражали печаль и боль так, как если бы отождествляли себя с теми, кто подвергался операциям.

По–видимому, природа создала нас таким образом, что мы испытываем отвращение при виде внутренних органов других людей, особенно залитых кровью. Такая реакция отвращения временно приостанавливается, когда мы видим истекающего кровью не постороннего, а близкого нам человека. В таком случае мы стараемся ослабить страдание, а не отворачиваться от него. Каждый может представить себе, как отвращение при виде проявлений физического страдания, болезни может принести выгоду с точки зрения предотвращения распространения инфекции, но этот результат достигается ценой снижения нашей способности к сочувствию и состраданию, которая может быть очень полезной для формирования общности людей.

Ни сочувствие (эмпатия), ни сострадание не являются эмоцией; они представляют собой лишь наши реакции на эмоции других людей. При когнитивной эмпатии мы сознаем, что чувствует другой человек. При эмоциональной эмпатии мы действительно чувствуем то, что чувствует другой человек; при сострадающей эмпатии мы хотим помочь другому человеку справиться с ситуацией и с его эмоциями. Мы должны иметь когнитивную эмпатию, чтобы проявлять две другие формы эмпатии, но нам не требуется иметь эмоциональную эмпатию, чтобы проявлять сострадающую эмпатию.[165][166]

Презрение родственно отвращению, но все же отлично от него. Я не смог найти ни одной фотографии в прессе, иллюстрирующей эту эмоцию; подобно отвращению, оно также редко показывается на газетных и журнальных снимках. Пример лица, выражающего презрение, можно увидеть на снимке З в конце этой главы.

Много лет тому назад я определил отличие презрения от отвращения следующим образом:

Презрение можно испытывать только к людям или их поступкам, но не ко вкусам, запахам или прикосновениям. Наступив на собачьи экскременты, вы можете испытать отвращение, но не презрение; идея употребления в пищу сырых телячьих мозгов также может вызвать отвращение, но никак не презрение. Однако вы можете с презрением относиться к людям, поедающим такие неаппетитные продукты, так как в презрении имеется элемент снисходительности по отношению к тем, кто это презрение вызывает. Проявляя в своей неприязни к людям и их поступкам элемент пренебрежения, вы ощущаете по отношению к ним свое превосходство (обычно моральное). Их поведение отвратительно, но вы, испытывая к ним презрение, не обязательно порываете отношения с ними.[167]

К сожалению, что касается презрения, то здесь не нашлось второго Пола Розина и ни один из ученых не сконцентрировал все свои усилия на изучении этой эмоции. Миллер сделал интересное замечание о том, что хотя мы чувствуем превосходство над другим человеком, когда испытываем презрение к нему, тем не менее подчиненные также могут испытывать презрение к своим начальникам. Задумайтесь о «презрении подростков ко взрослым, женщин к мужчинам, слуг к хозяевам, работников к боссам… черных к белым, необразованных к образованным.[168] Презрение, идущее снизу вверх… позволяет занимающим более низкое положение заявлять о своем превосходстве по какому–то параметру. Люди, находящиеся на более низких ступенях, знают, что они занимают невысокое положение в глазах других, знают, что они в какой–то мере презираемы этими другими людьми…»[169]

Чтобы лучше понять значение презрения, давайте рассмотрим следующий набор интересных результатов исследования супружеских отношений, проведенного Готтманом и его коллегами. Жены, мужья которых демонстрировали презрение:

• чувствовали себя переполненными эмоциями;

• считали, что их проблемы невозможно разрешить;

• полагали, что их супружеские проблемы были очень серьезными;

• часто болели в течение следующих четырех лет.

Тот факт, что выражения отвращения, презрения или гнева, появлявшиеся у мужей этих женщин, не вызывали подобных результатов, подчеркивает важность выделения презрения в качестве самостоятельной эмоции (что еще не осознается всеми, кто изучает эмоции).

Презрение, подобно всем уже рассмотренным нами эмоциям, может меняться по силе или интенсивности, как и отвращение. Я подозреваю, что верхняя граница интенсивности отвращения находится выше, чем верхняя граница интенсивности презрения, т. е. максимальная интенсивность презрения слабее максимальной интенсивности отвращения.

Отвращение, безусловно, является негативной эмоцией, оно не ощущается позитивно, даже несмотря на то, что, как отмечалось ранее, мы бываем очарованы тем, что вызывает отвращение, намного сильнее, чем этого можно было бы ожидать. Разумеется, когда отвращение оказывается сильным, то ощущения, безусловно, оказываются неприятными и даже могут вызывать тошноту. Но я менее уверен в том, что презрение также является негативной эмоцией; я знаю, что ощущение презрения к другим доставляет большинству людей удовольствие. Позднее мы можем сами удивляться тому, что чувствовали себя таким образом, но ощущения, переживаемые нами во время этой эмоции, в большей степени приятны, чем неприятны. Это не значит, что такая эмоция оказывает благоприятный эффект на других людей, и результаты Готтмана подтверждают такой вывод. Но наши ощущения в те моменты, когда мы испытываем презрение, не являются изначально неприятными. Трудно определить функцию презрения иначе как функцию подачи сигнала об испытываемом чувстве превосходства, об отсутствии необходимости к чему–то приспосабливаться или чем–то заниматься. Оно сообщает о силе или статусе. Те, кто не уверены в своем статусе, могут с большей вероятностью проявлять презрение для утверждения своего превосходства над другими.

Презрение часто сопровождается гневом — обычно умеренным гневом в виде недовольства, хотя оно может возникать и вовсе без гнева. Иногда гнев человека может чередоваться с отвращением, если человек будет разгневан тем, что ему приходится испытывать отвращение.

Мы не имеем слов для описания настроений, имеющих отношение к отвращению или презрению, но это говорит не о том, что мы не испытываем таких настроений, а лишь о том, что у нас нет простого способа для обращения к ним. Я подозреваю, что такие настроения действительно существуют, но о каких–либо теоретических или практических исследований на эту тему мне неизвестно.

Давайте теперь выясним, имеются ли эмоциональные расстройства, подразумевающие проявления отвращения или презрения. В своей статье, озаглавленной «Отвращение — забытая эмоция в психиатрии», психиатры М. Филипс, К. Сениор, Т. Фахи и А. Дэвид утверждают, что хотя отвращение не признается имеющим решающее значение в психических расстройствах, оно действительно играет заметную роль в возникновении многих психических проблем.[170] Беспокойство, возникающее вместе с отвращением, вероятно, является следствием привнесения обсессивно–компульсивного расстройства, проявляющегося в навязчивых мыслях о грязных и заразных предметах и в чрезмерном стремлении к мытью рук и тела. Страхи перед животными могут основываться на отвращении, социальные фобии, при которых человек боится оказаться униженным, могут подразумевать отвращение, сконцентрированное человеком на самом себе, а боязнь вида крови подразумевают возникновение нервного расстройства одновременно с отвращением. Люди с расстройствами, связанными с приемом пищи, такими как нервная анорексия и булимия, испытывают сильное чувство отвращения к частям своего собственного тела, к своей сексуальности и к некоторым продуктам. До настоящего времени никто еще не заявлял о наличии каких–либо психических расстройств, связанных с презрением.

Распознавание отвращения и презрения у самих себя

Давайте рассмотрим теперь внутренние ощущения, которые мы испытываем при отвращении и презрении. Довольно легко испытать чувство отвращения, размышляя о попадании в рот какого–то неприятного предмета или об отвратительном с моральной точки зрения поступке.

Обратите внимание на ощущения в вашем горле, на то, как вы начинаете чем–то давиться. Ощущения, испытываемые верхней губой и ноздрями, усиливаются, как будто ваша чувствительность к этим частям вашего лица повысилась настолько, что вы стали чувствовать их сильнее. Расслабьтесь и снова попытайтесь испытать отвращение, но на этот раз максимально слабое, вновь сконцентрировав внимание на ощущениях в вашем горле и в ваших ноздрях и верхней губе.

Гораздо труднее идентифицировать ощущения, ассоциируемые с презрением. Вспомните о чьих–то действиях, которые не вызвали у вас отвращение, но заставили вас испытать презрение к тому, кто их совершил. Возможно, это человек, который пролез в кассу без очереди, который занимается плагиатом или сквернословит. Сделайте так, чтобы вы испытывали не гнев или отвращение, а просто презрение. Обратите внимание на возникающее у вас желание приподнять подбородок, как если бы вы смотрели на кого–то, кто находится ниже линии вашего носа. Почувствуйте напряжение, возникшее в одном из уголков вашего рта.

Распознавание отвращения и презрения у других людей

Теперь давайте рассмотрим, как эти две эмоции проявляются на лице. Вернитесь назад и посмотрите на выражение лица жителя Новой Гвинеи, показанное в начале этой главы. Его верхняя губа приподнята вверх настолько, насколько это возможно. Нижняя губа также приподнята и слегка выдвинута вперед. Вдоль ноздрей к уголкам рта идут две глубокие морщины, их форма напоминает перевернутую букву U. Его ноздри приподняты, а на переносице и по сторонам от нее появились морщины. Приподнятые щеки и опущенные брови создают на лице морщинки, называемые «куриными лапками». Все это признаки крайнего отвращения.

Фотографии Евы показывают более тонкие версии отвращения, а также примеры презрения. Имеются два очень разных элемента выражения лица, сигнализирующих об отвращении: морщины у носа и приподнятая верхняя губа, причем иногда они возникают вместе. Я поместил также для сравнения снимок А, показывающий нейтральное выражение.

i 012

Сначала давайте рассмотрим сигнал, подаваемый морщинами около носа. На снимке Б показан самый слабый признак появления таких морщин; на снимке В показано то же самое действие, но выполненное чуть сильнее; на снимке Г морщины около носа проявляются наиболее заметно. Отметьте, что когда морщины становятся глубокими, как на снимке Г, то брови также опускаются вниз, что заставляет некоторых людей полагать, что такое лицо выражает гнев. Но если вы присмотритесь внимательнее, то увидите, что верхние веки не приподняты и что брови не сведены вместе. (Для сравнения взгляните на снимок Д в главе 6.) Это отвращение, а не гнев. На этих снимках, показывающих отвращение, щеки приподнимаются, заставляя приподниматься и нижние веки, но именно изменения положения носа, рта и щек имеют важнейшее значение, а не изменения в области глаз. Мышцы, управляющие движениями век, скорее расслаблены, чем напряжены.

i 069

i 070

i 071

Теперь давайте рассмотрим, как сигнализирует об отвращении приподнятая верхняя губа. На снимке Д показана слегка приподнятая верхняя губа, которая приподнимается еще выше на снимке Е.

i 072

i 073

i 074

На снимке Ж показано то же самое действие, но только на одной стороне лица. Когда выражение оказывается несбалансированным, как на этом снимке, то это может сигнализировать об отвращении или может также быть признаком презрения.

Сравните снимок Ж со снимком 3, показывающим выражение презрения. На снимке 3 движение также осуществляется только на одной стороне лица, но это действие совершенно другое. Уголки губ напряжены и слегка приподняты. Это явное выражение презрения. Снимок И показывает то же действие, что и на снимке Ж, но оно оказывается более сильным, в результате чего губы в одной стороне рта слегка раскрываются. Снимок И, как и снимок Ж, может сигнализировать об отвращении или презрении.

i 075

i 076

На снимке К показано выражение, соответствующее смеси двух эмоций. Нос сморщен, что является признаком отвращения; а гнев выражается с помощью опущенных и сведенных вместе бровей и приподнятых верхних век. Приподнятость верхних век не очень заметна, потому что брови сильно опущены вниз; сравнение снимка К с нейтральным снимком А или даже со снимком В, на котором имеются изменения только в областях бровей, носа и щек, должно ясно показать, что верхние веки были подняты и что нижние веки были напряжены, что является сигналом гнева.

i 077

i 078

i 079

Плотно сжатые губы, являющиеся еще одним признаком гнева, часто могут сопровождать выражение, показанное на снимке К и на составной фотографии Л, полученной путем добавления сжатых губ к выражению на снимке К. Другая возможная смесь эмоций, презрения и радости, показана на снимке М, на котором легкое сжатие одного из уголков губ дополняется легкой усмешкой, что вместе придает лицу самодовольное презрительное выражение.

Использование полученной информации

Прежде чем рассматривать, как вы можете использовать информацию о том, что кто–то испытывает презрение или отвращение, вспомните, что этот человек может не испытывать отвращения к вам; его отвращение может быть направлено на самого себя или он может вспоминать какое–то неприятное событие из своей прошлой жизни. Хотя можно также предположить, что человек, выражающий презрение, может испытывать эту эмоцию по отношению к своим собственным действиям или мыслям, сам я с этим никогда не сталкивался.

Так как именно гнев чаще всего путают с отвращением, а некоторые реакции гнева могут со временем перерасти в реакции отвращения, то я особо выделю различия в том, как вы можете вести себя, когда заметите признаки отвращения и презрения и, для сравнения, когда заметите признаки гнева. Предположим, вы сообщаете своему подчиненному о том, что он не получит повышения, и он реагирует на ваши слова либо выражением явного отвращения, подобным показанному на снимке Г, либо выражением презрения, подобным показанному на снимке З, либо одним из явных выражений гнева, показанных в главе 6. Так как вы только что сообщили неприятную новость, то, возможно, именно на вас будут направлены отвращение, презрение или гнев вашего подчиненного, но вы должны также рассмотреть возможность такой реакции на что–то другое.

Если ваш подчиненный проявляет отвращение, то, возможно, оно имеет прямое отношение к вам или к сложившейся в вашей организации ситуации и указывает в большей степени, чем гнев, на отсутствие заинтересованности в новой попытке получения повышения. Дело не только в том, что вы приняли неверное решение; вы не просто совершили ошибку — вы действовали аморально, не дав ему этого повышения, и поэтому для него вся ситуация выглядит отвратительной. Если он выражает презрение, то это значит, что он в каком–то смысле считает себя лучше вас. Возможно, он ощущает свое превосходство над вами: он больше знает о вашей отрасли, о компании, о выполняемой им работе; он лучше одевается и т. д. Или же его чувство превосходства может основываться на чем–то, не имеющем отношения к работе.

В главе, посвященной гневу, я предполагал, что в такой ситуации вы можете предпочесть не иметь дела с гневом напрямую, вместо этого вы можете сказать что–нибудь наподобие: «Мое решение вполне могло вызвать ваш гнев, и я сожалею об этом. Скажите, могу ли я сделать что–нибудь, что будет полезным для вас?» Если вы видите на его лице отвращение, вы можете попытаться действовать по–другому: «Я понимаю, что мое решение могло вас расстроить. Следует ли мне дать вам какие–то разъяснения или рассмотреть с вами другие вопросы, касающиеся вашего будущего?» Я полагаю, что вам не придется столкнуться с вероятностью того, что он почувствует себя отвергнутым вами, так как большинству людей трудно в этом признаться, даже если они знают, что ощущают такое отторжение. Но по–прежнему может быть полезным дать ему шанс поговорить о его чувствах, особенно если вы хотите удержать его в вашей фирме. Реакция презрения может проявляться в виде «презрения, идущего снизу вверх», когда подчиненный пытается доказать, что он не является бессильным или неполноценным. Может иметь смысл оставить его до поры до времени в покое, сказав, что вы хотели бы назначить другую дату для обсуждения будущих вариантов.

Если в этой же ситуации сигналы лица оказываются слабыми, например как на снимке Б, а не на снимке Г или как на снимке Ж, а не на снимке И, и они являются первыми реакциями, проявляемыми после того, как вы сообщаете плохую новость, то тогда вы имеете чуть больший запас времени. Когда выражения оказываются такими слабыми, то это значит, что эмоция либо подавляется, либо только начинается. Если она появляется немедленно в ответ на вашу плохую новость, то мне представляется вероятным, что эмоциональная реакция только начинается и вы можете получить выгоду, если обратитесь к проблеме напрямую. Например, вы можете сказать: «Я знаю, что вам трудно примириться с тем, что вы услышали, потому что принятое решение было не совсем оправданным. Мы можем поговорить с вами об этом?» Или же вы можете вообще воздержаться от комментариев и подождать, не станут ли чувства более сильными или не появится ли что–то еще, о чем вы могли бы сказать, чтобы ослабить его чувство отвращения. Хотя исследования на эту тему еще не проводились, я ожидаю, что результаты исследования супружеских отношений, полученные группой Готтмана, могли бы быть перенесены на другие ситуации — например, если человек, находящийся в подчиненной позиции, проявляет отвращение или презрение к своему начальнику, то их рабочие отношения вряд ли окажутся продолжительными.

Давайте рассмотрим теперь ситуацию, которую мы обсуждали в главе 6. Допустим, у вашей дочери–подростка появились эти же выражения, когда вы сообщили ей, что она не сможет пойти сегодня на вечеринку к друзьям, потому что ей придется посидеть дома с маленьким братом, в то время как вы будете находиться на важном официальном мероприятии, о котором вы узнали в последний момент. Я предположил, что у вас будет больше оснований отреагировать на ее гнев, чем на гнев вашего подчиненного, узнавшего о том, что он не получит повышения. Это не значит, что вы должны как–то комментировать ее гнев или оспаривать ее право на проявление этой эмоции. Напротив, вы можете выразить ей свое сочувствие по поводу крушения ее планов и объяснить, почему это мероприятие так важно для вас и почему вам пришлось возложить на нее обязанность по присмотру за братом.

Если она выражает отвращение, то я считаю, что вы также не должны его игнорировать. Чувствует ли она себя сытой всем этим по горло или действительно ли она считает, что у вас имеется какой–то моральный изъян? Прежде всего вы должны рассмотреть, следует ли вам начать разговор сейчас или подождать, пока ваши чувства остынут. Если вы решите подождать, то остерегайтесь искушения никогда не начинать этот разговор. Самый прямой способ обращения к ее отвращению состоит в том, чтобы просто сказать: «Ты считаешь, что я поступаю несправедливо по отношению к тебе» или «Тебе надоело иметь дело со мной?» Если сможете, то не пытайтесь защищать себя и позвольте ей полностью высказать свои чувства. Затем постарайтесь спокойно объяснить ей свои чувства и действия, избегая резких слов.

Если она выразит на лице презрение, когда узнает от вас, что не сможет пойти на вечеринку и вынуждена будет остаться дома из–за того, что вы должны отправиться на официальное мероприятие, то я предпочел бы оставить ее в покое. Это может быть презрение, направленное снизу вверх, попытка подростка доказать, что он ничем не уступает, а в чем–то и превосходит своих родителей. Возможны ситуации, в которых вы захотите разобраться с ее эмоциями, но в общем случае делать это необязательно.

До сих пор во всех примерах с вашей дочерью я предполагал, что ее выражение лица было вполне определенным (например, снимок Г, а не Б). Если же она показывает более тонкую реакцию отвращения, презрения или гнева, то, возможно, она еще не знает, что она чувствует, или ее эмоция только начинает возникать. Если вы сможете быть открытым и благосклонным, то это облегчит вам следование рекомендациям, изложенным в предыдущем абзаце. Но вам необходимо проявить осторожность, чтобы не вынудить ее занять оборонительную позицию. Позвольте ей узнать из ваших слов, что вы понимаете причины возникновения у нее этих чувств и хотите поговорить с ней о них, чтобы выяснить, что вы можете сделать совместными усилиями для исключения частого появления у нее этих чувств в будущем.

Отметьте, что в моем сценарии вы, как родитель, ведете себя безупречно: о мероприятии вам сообщили в последний момент, вы действительно не могли своевременно скорректировать свои планы и просите дочку о жертве не ради своего удовольствия. Разумеется, так бывает не всегда, и реакции вашего ребенка, проявляемые в виде гнева, отвращения или презрения, могут заставить вас проверить, поступаете ли вы справедливо, безответственно или эгоистично. Если вы обнаружите, что вы поступаете эгоистично, и если вы можете это признать, то тогда объясните дочери, что произошло, и поблагодарите ее. Вам предоставляется отличная возможность научить ее тому, как использовать негативные эмоции, такие как отвращение или гнев, в позитивных целях.

Примечания:

Ekman, «Universals and cultural differences in facial expressions of emotion».

Wierzbicka, A. 1999. Emotions Across Languages and Cultures: Diversity and Universals. Paris: Cambridge University Press.

Thompson, J. 1941. «Development of facial expression of emotion in blind and seeing children». Archives of Psychology, 37. Fulcher, J. S. 1942. ««Voluntary» facial expression in blind and seeing children». Archives of Psychology, 38. Eibl Eibesfeldt, I. 1970. Ethology, the Biology of Behavior. New York: Holt, Reinhart and Winston. Galati, D., Scherer, K. R. & Ricci–Bitti, P. E. 1997. «Voluntary facial expression of emotion: Comparing congenitally blind with normally sighted encoders». Journal of Personality and Social Psychology, 73: 1363–1379.

Ekman, P. & Friesen, W. V. 1978. Facial Action Coding System: A Technique for the Measurement of Facial Movement. Palo Alto, Calif.: Consulting Psychologists Press. Второе издание в электронном виде появилось в 2002 г. Ekman, Р. & Rosenberg, Е. L. 1997. What the Face Reveals: Basic and Applied Studies of Spontaneous Expression Using the Facial Action Coding System (FACS). New York: Oxford University Press. Cohn, J. F., Zlochower, A., Lein, J. & Kanade, T. 1999. «Automated face analysis by feature point tracking has high concurrent validity with manual FACS coding». Psychophysiology, 36: 35–43. Bartlett, M. S., Viola, P. A., Sejnowski, T. J., Golomb, B. A., Larsen, J., Hager, J. C. & Ekman, P. 1996. «Classifying facial action». In D. Touretzky, M. Mozer, & M. Hasselmo (eds.), Advances in Neural Information Processing Systems 8. Cambridge, Mass.: MIT Press. См. c. 823–829.

Хотя за годы работы мне удалось собрать десятки фотографий, показывающих каждую из других эмоций, у меня не было фотографии с выражением отвращения. Фирма по подбору фотографий смогла найти для меня только специально поставленные выражения отвращения, хотя я не имел проблем с нахождением фотографий в прессе, показывающих спонтанные выражения других эмоций. Редакторы газет и журналов и рекламодатели, по-видимому, считают, что такие фотографии не будут способствовать продажам их продукции.

Ekman, Р. & Friesen, W. V. 1975. Unmasking the Face: A Guide to Recognizing Emo-tions from Facial Clues. Upper Saddle River, N. J.: Prentice Hall. См. с. 66-67.

As quoted by Miller, W.I. 1997. The Anatomy of Disgust. Cambridge, Mass.: Harvard University Press. См. с. 97.

Розин объясняет это различие тем, что дети младшего возраста не имеют когнитивных способностей, необходимых для возникновения отвращения, — например, способности понимать, что предмет имеет необычный внешний вид, — как в случае с конфетой в форме собачьих экскрементов. Это вывод согласуется с его утверждением о том, что животные не испытывают отвращения. На мой взгляд, было бы замечательно иметь такой важный способ реагировать на мир, характерный только для человека, поэтому я обратился с соответствующим вопросом к специалисту по поведению животных Франку де Ваалу. Вот как он ответил мне: «Эта эмоция возникает у других приматов. Первоначально отвращение, вероятно, имело что-то общее с неприятием какой-то пищи — разумеется, приматы на это способны. Что касается конкретных выражений, то сказать здесь что-то определенное будет труднее». В настоящее время этот вопрос остается открытым, возможно, потому что никто специально не изучал, возникает ли выражение, характерное для неприятия какой-то пищи, у других приматов, и если да, то не появляется ли оно также в ответ на общественные нарушения.

Rozin, P., Haidt, J. & McCauley, С. R. 1999. «Disgust: The body and soul emotion». In T. Dalglish & M. J. Power (eds.), Handbook of Cognition and Emotion. Chichester, U. K.: John Wiley & Sons. См. с. 435.

Общая сумма процентных показателей не равняется 100% из-за наличия не-классифицированных реакций.

Для сравнения отметим, что большинство ученых изучают эмоции людей, которые находятся в одиночестве или осуществляют тривиальные контакты, и вместо наблюдения за тем, что делают люди, они просят респондентов ответить на вопросы о том, какие чувства они могут представить или вспомнить.

Gottman, J. М. & Levenson, R. W. 1999. «How stable is marital interaction over time?» Family Processes, 38: 159-165. Gottman, J., Woodin, E. & Levenson, R. 2001. «Facial expressions during marital conflict». Journal of Family Communication, 1: 37-57.

Miller, The Anatomy of Disgust. См. с. 133-134.

Мой редактор указывает на то, что есть различие между приостановкой испытываемого отвращения родителем и возлюбленным. Насколько мне известно, детские пеленки всегда вызывают отвращение, даже пеленки вашего собственного ребенка; любящие родители преодолевают свое отвращение, чтобы лучше заботиться о своем чаде, но они все равно испытывают отвращение. Однако в интимных отношениях происходит взаимный обмен; ощущение нахождения у вас во рту языка любимого вами человека не вызывает отвращения — совсем наоборот. Таким образом, в первом случае отвращение преодолевается или временно подавляется, а во втором случае оно трансформируется во что-то совершенно другое.

Там же. См. с. 137-138.

Nussbaum, М. С. 2000. «Secret sewers of vice: Disgust, bodies and the law». In S. Bandes (ed.), The Passions of Law. New York: New York University Press. См. с. 19-62.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Значения слов и выражений
Adblock
detector